0

Археологи – это не чудики с лопатой

Автор: News11 от 11-07-2013, 18:25

Археологи – это не чудики с лопатой

Как-то в детстве, копаясь у бабушки в огороде, я нашел старинную, как мне казалось, монету. Радости-то сколько было! Все думал-гадал, какого же эта реликвия года? Оказалось, что монета всего-навсего 1953 года и достоинством в 20 копеек. Но для меня это была самая первая находка с самыми незабываемыми воспоминаниями! С тех пор у меня возникает какой-то восхищенно-удивительный трепет при виде археологических раскопок. И к археологам я отношусь с большим Уважением.

В нашем городе археологов можно встретить, естественно, на раскопках или же в доме 47, что на проспекте Ленина. Здесь находится музейно-выставочный центр «Тульские древности». Ему в этом году исполнилось 20 лет. Об истории создания комплекса, планах на будущее и лихих 90-х пошлого века нам рассказал заместитель директора по науке – Андрей НАУМОВ.

Андрей Николаевич, во-первых, поздравляем вас с юбилеем музея! Он пользуется большой популярностью. Недаром каждый день к вам приезжают туристы. Вы стояли у истоков создания музея. Расскажите, как все начиналось.

Надо начать с 1991 года. Тогда мы с Владимиром Петровичем Гриценко, ныне директором музея-заповедника «Куликово поле», создали тульскую археологическую экспедицию. До этого у нас была организация под названием «Тульское историко-археологическое товарищество». Главной целью экспедиции было изучение археологии Тульского края.

Это был февраль 91-го года. Под крыло нас взял Центр охраны памятников истории и культуры при Управлении культуры Тульской области. И вот под их эгидой мы и работали. Занимались охранными работами. Помню, летом 1991-го первые наши охранные раскопки были на заводе в Зареченском районе. Там мы копали на месте будущих очистных сооружений. Ребята мы были молодые, энергия била через край, и энтузиазма было много. Поэтому мы активно работали. Практически не вылезали из полевых экспедиций, нам было тогда интересно все: и Торхово, и разведки по области, и археологические работы в самой Туле. Конечно, работы в областном центре проводились и раньше, но исключительно на территории кремля, а вокруг никто ничего не копал. Работали мы также и на Куликовом поле. В общем, с апреля по октябрь мы пропадали в экспедициях.

Наверное, появились первые плоды трудной работы?

Одним из результатов работы археолога является археологическая коллекция, и подчас находки были достаточно объемными. Сначала мы сдавали их в краеведческий музей, но как только поняли, что мы, как говорится, «работаем в стол», решили, что нужно что-то делать. Это были 90-е годы, тогда чиновники не понимали, зачем нужна археология и все эти раскопки. Они не понимали, что археология – это действительно наука, воспитание молодежи, подрастающего поколения, да и вообще что она нужна для изучения истории Тульского края.

Одним словом, проблем было много. Надо было доказывать, что мы занимаемся нужным делом. А как? Надо делать выставки, экспозиции, вокруг этих экспозиций – организовывать кружки для детей, экскурсии. В конце концов, приводить чиновников в эти музеи. Только так надо было работать. А краеведческий музей закрыт, и, когда откроется, не известно… Второе поколение растет и не знает о богатом историко-культурном наследии нашей губернии. А нам было что показать людям и что еще исследовать.

Поэтому мы и решили создать новый музей археологической направленности. Идея была поддержана городским комитетом культуры, который возглавлял тогда Николай Юрьевич Травин. Тогда же нам предоставили часть помещения на проспекте Ленина, 47, где мы сейчас находимся. Причем тогда нам отдали бывший «красный уголок». Здесь раньше были жилые дома. Когда мы только заселялись, к нам приходили бывшие жильцы, рассказывали, что тут была печка, там – комната. А еще раньше это была усадьба купцов Ермолаевых-Зверевых. Это был красивый, уютный особнячок. Купцы обладали хорошим вкусом, поскольку этот дом – один из немногих образцов модерна, который сохранился в Туле и по сей день поддерживается в хорошем состоянии.

Нам из охраны памятников сказали: «Вот вам зал, давайте, дерзайте!» Так появились «Тульские древности». Это было как раз 20 лет назад – в 93-м году. Времена были очень тяжелые: и зарплату не платили, и денег не хватало постоянно. Но тем не менее благодаря Травину удалось выучить наших сотрудниц, которые окончили в Москве музейную академию и получили профессиональное образование как музейщики. Их обучили, как правильно пописывать коллекции, как работать с музеем.

Сами, наверное, принимали участие в создании?

Конечно. В 94-м году мы начали вплотную работать над созданием экспозиции. Это отдельная история. Помню, я запирался в каком-то чулане перед открытием экспозиции и сам на полупрофессиональной камере монтировал музейный ролик, тут же стоял магнитофон, на котором играла музыка для сопровождения, сам записывал текст. Всеми правдами и неправдами доставали материалы, мебель, витрины делали вручную. Все делали своими руками! Молодые были, глаза горели, энтузиазма – хоть отбавляй!

Мы открывали музейную экспозицию 18 мая 1995 года – как раз в День музеев. А 17 мая я сдавал кандидатский минимум по английскому языку в МГУ. И вот с 10 утра по 5 вечера сдавал экзамен в МГУ, возвращался в Тулу, здесь у меня была бессонная ночь, потом – открытие музея. Сейчас бы я такого не выдержал, а тогда легко все было!

И вот у нас получился небольшой, но уютный музей, который действительно во многом стал родным для большинства туляков и жителей других городов. Мы всячески заинтересовывали людей. Нам, например, выделили телевизор и видеомагнитофон. И мы показывали людям, как проводятся археологические работы, как все экспонаты добываются. Государственный исторический музей нам подарил гончарный горн, который был найден при раскопках на Куликовом поле. Это было большое сооружение, раскопанное в 1986 году. Горн разрезали на три части, вывезли в храм села Монастырщино, потом над ним долго работали реставраторы. Затем эти три ящика мы привезли в Тулу, причем все на руках, а весит он около тонны, каждый ящик тащили по 8-10 человек. Здесь мы все эти части заново собирали. В общем, мы всеми правдами и неправдами хотели сделать музей, в котором было бы интересно: где не просто были бы разложены экспонаты, а чтобы все можно было потрогать, чтобы это был живой музей!

А кто еще принимал участие в создании музея?

Большая заслуга в создании «Тульских древностей», конечно, Владимира Петровича Гриценко, который привык, что если что-то делать, то делать с душой, а не для галочки! И музей заработал! Каждый год с раскопок мы привозили все новые и новые вещи, музей пополнялся. Стали понимать, что фондохранилища нам уже не хватает, что надо расширяться дальше. И тут нам повезло…

Мы продолжали работать на Куликовом поле и понимали, что нужно делать музей-заповедник, ведь это первое ратное поле России как-никак! И в этот момент к нам в Тулу приехал тогдашний министр культуры страны Сидоров, который как раз баллотировался в Верховный Совет. И вот Гриценко с товарищами, пользуясь случаем, пришел в драмтеатр, где перед избирателями выступал министр. Гриценко, что называется, «зажал» Сидорова, мол, когда будет музей на Куликовом поле? Позже мы поняли, что к министру с этим вопросом и раньше обращались…

Осенью 96-го нас вызывают в департамент культуры области. Вызывает начальник департамента Смирнов и говорит: «Ну что, боролись за Куликово поле? Ну, теперь получайте!» И дает нам постановление о создании музея-заповедника «Куликово поле» за подписью Черномырдина. Смирнов нам сказал, чтобы мы набирали штат, а руководителем музея назначили Гриценко.

И мы думаем, а что же делать, за что же браться? Тогда мы первым делом решили сделать «Тульские древности» филиалом музея «Куликово поле». И нам хорошо, и городу финансово легче стало. И вот в 1998 году «Тульские древности» стали филиалом федерального музея.

Также мы выиграли грант и создали интерактивную экспозицию «Секреты тульских мастеров». Здесь дети и подростки могли не только познакомиться воочию с тульскими промыслами, но и сами лепили, обжигали, рисовали. Все это пользовалось большой популярностью. Дети могли сами себе свистульку сделать, тут же ее обжигали, их учили горшки в печь ухватом ставить. Нынешнее поколение об этом ничего не знает. Представляете, как они были рады?!

А какие планы на будущее?

Мы планируем строительство нового музейного центра в бывшей деревне Моховое. Собираемся делать новый большой музей Куликовской битвы. Многие вопросы, в том числе связанные с размещением коллекций, таким образом сможем решить. Это будет не просто музей, а музейный комплекс, где будет выставочный зал, центр по приему посетителей, своя инфраструктура. Сейчас на создание музея брошены все силы.

Также планируем менять экспозицию, ведь ей уже 18 лет, она устарела. В «Тульских древностях» собираемся объединять два зала в один. Музей наш станет современнее, интереснее, лучше.

Много раскопок вы проводите и в областном центре. Что удалось откопать?

Исторический центр Тулы находится в пойме, и уровень грунтовых вод достаточно высок. Поэтому по сохранности культурного слоя его можно назвать вторым Новгородом. Все предметы, которые в сухом слое не сохраняются, в Туле сохранились прекрасно! Мы находим остатки бревенчатых срубов, мостовых, даже валенки, шапки. У нас есть шапка начала XVIII века, в таких ходили горожане того времени! Кроме того, Тула – город ремесленный. Мы находили и печь для обжига извести, и гончарные горны, и остатки железодеятельного производства. И это наглядно показывает, что Тула – город мастеров и оружейников. При этом люди жили и вне кремля. Сначала нужно было, чтобы люди кирпич сделали, а потом уже и кремль возводить. Кстати, весь исторический центр Тулы, а именно – кирпичные дома сделаны из нашего кирпича.

Проблем при раскопках много возникает?

Главная наша проблема – это поменять восприятие у бизнесменов, строителей. У них на уме только деньги и сроки сдачи. Для них археологи – это чудики, которые путаются под ногами. А мы занимаемся культурой и историей родного края. Делаем все для людей, для подрастающего поколения.

Когда вы решили связать свою жизнь с археологией?

Где-то в шестом классе. Я сначала хотел быть историком, а потом мне попалась книга «Что такое археология». Ее я зачитал до дыр! И сразу определился с выбором. Потом, когда был постарше, написал письмо в столицу – в институт археологии, чтобы меня приняли. Помню, ответил мне Сергей Чернов, очень уважаемый человек. Ответили формально – отказали. Потом мы с ним встретились спустя много лет, я еще спрашивал и шутил, что же вы меня к себе тогда не взяли?

А потом у меня друг поступал как раз в наш тульский пединститут на истфак. И мне тоже посоветовал, ведь там была археологическая практика. Практика у нас тогда была только в Восточно-Крымской экспедиции. И в тот же год предлагают поехать на раскопки на Куликово поле. Все решили: «Да ну, Куликово поле – это рядом, а Крым – это море, солнце, находки интереснее, античность, все дела…» Однако я подумывал на счет Куликова поля. Тут к нам пришел мужчина и начал очень нудно рассказывать про раскопки на поле. Он мне не понравился и я решил, что поеду лучше в Крым. Но весной опять было собрание по практике. К нам пришел такой интересный мужчина в шортах – типичный археолог – и начал агитировать за Куликово поле. И так с нами по-свойски поговорил, что мы все решили ехать туда! Первый раз на раскопки я приехал 6 июля 1983 года. И вот уже 30 лет там копаю…

А когда-нибудь хотелось бросить раскопки?

Я как-то сказал своим коллегам, что я счастливый человек! Во-первых, я работаю по специальности. Во-вторых, моя работа совпадает с моим увлечением. И плюс ко всему – мне за это еще и деньги платят. Красота! Хотя и были трудные времена, те же 90-е. Но знаете, прошло время, а трудностей я и не вспоминаю, ведь выкручивались как-то, что-то придумывали. Семьями обзаводились, жильем. И ни разу у меня не было мысли бросить археологию!

Игорь КОРНЕЕВ


Категория: Журнал "Тульский ARSENAL" » Это интересно!

Уважаемый посетитель, просим Вас соблюдать правила нашего сайта.(регистрация необязательна)
Вопросы и предложения направлять по адресу: 71info@mail.ru