0

Виктор Сумароков: Дизайнер – это творческий коммерсант

Автор: Editor11 от 22-09-2015, 16:01

Виктор Сумароков:

Дизайнер –

это творческий коммерсант

 

Он и дизайнер, и художник, и преподаватель, и руководитель общественной организации, и страстный путешественник… Как Виктор Сумароков все это в себе сочетает, а главное успевает? Ответ не сложен: просто он увлеченный человек.

 

Для интервью нашему журналу Виктор Валериевич выделил ровно час. А потом снова – одна работа, вторая, общественная деятельность…

 

«Хвалю только за результат»

Мы беседуем в вашем рабочем кабинете в художественной школе имени Василия Поленова, которую вы некогда окончили, а теперь здесь преподаете. Что для вас значат эти стены?

Художку я окончил в 1986-м, потом поступил в Рязанское художественное училище, затем была армия и учеба в московских вузах. Здесь преподаю с 1992 года. Да, в моей жизни есть бизнес, дизайн, серьезная общественная организация. Но работа с детьми занимает очень важное место, хотя здесь у меня всего-то 10 часов в неделю, что совсем немного. Но это как раз та отдушина, которая очень нужна. Это абсолютно некоммерческая деятельность, которую я ценю, ведь с детьми нужно постоянно держать себя в форме.

Знаете, существует огромное количество дизайнеров и функционеров от дизайна, которые забыли, что такое карандаш и кисть. А тут приходится рисовать постоянно. Более того, я не мыслю ни одного начала лета без пленэров в Поленово, куда мы выезжаем вот уже 15 лет. В первые недели июня все знают, что Сумарокова можно найти именно там, с этюдником в палаточном лагере.

 

Как происходит набор в вашу группу? Вы подбираете себе учеников, выбирают вас или вообще все происходит случайно?

Поскольку художественная школа в Туле одна, конкурс сюда высок. Дети сдают три экзамена: рисунок, живопись и композицию. Я возглавляю приемную комиссию и мне всегда сложно делать выбор: каждый из юных художников по-своему талантлив, но всех принять мы не можем.

Бывает по-разному. Кого-то выбираю я сам: вижу рисунки и понимаю, что хочу с этим ребенком работать. Кто-то пишет заявление, что хочет учиться у Сумарокова. Но я набираю всего одну группу, причем раз в четыре года, и всегда говорю абитуриентам: «У меня учиться очень сложно!» Я беру тех ребят, которые в дальнейшем хотят двигаться в этом направлении, развиваться, поступать в художественное училище, в вузы. В процессе работы готовлю их к экзаменам. Поступаемость у моих учеников практически стопроцентная. Мне важен конечный результат: не просто провести время, а чтобы от занятий была польза. Я хвалю учеников не за стремления, а за достижения. Стремиться к чему-то можно всю жизнь, а достичь…

 

«Учился у мэтров»

Мы встречаемся накануне Дня дизайнера России, который отмечается 9 сентября. Существуют ли какие-то традиции празднования этой даты?

С датами все непросто. В профессиональном календаре их существует несколько. Например, 27 июня – День промышленного дизайнера, 28 мая – Всемирный день дизайнера интерьера, а 28 апреля – День графического дизайнера. Все эти праздники изначально не российские, но отмечаются и нашим профессиональным сообществом. Что касается Дня тульского дизайнера, то он приходится как раз на 28 апреля по той простой причине, что в этот день 16 лет назад мы зарегистрировали Тульское отделение Союза дизайнеров России. Так и совпали эти две даты. Да и потом, из 60-ти тульских профессиональных дизайнеров 2/3 – как раз промграфики.

Честно сказать, традиций особых нет, поскольку дизайнеры, в отличие от художников, народ коммерчески зависимый, и собрать всех в один день в одном месте сложно. Удается встретиться на выставках, а конец апреля не лучший период для таких мероприятий. Вот и собираемся, как правило, в декабре, подводя итоги творческого года.

 

Вы учились в художественной школе живописи, но в итоге стали дизайнером. Как осознали себя именно в этой профессии?

В Рязанском художественном училище я учился на отделении промышленной графики. В конце 80-х мало кому было понятно, что это такое, но это как раз и были зачатки графического дизайна. Когда мы окончили учебу, то долго не могли получить дипломы: в училище просто не знали, какую квалификацию туда вписать, поскольку слова «дизайнер» не было в российском классификаторе профессий. В общем, махнули на нас рукой и написали каждому «художник-оформитель», из-за чего мы расстроились, потому что учились по более углубленной программе. И вот тогда я осознал, что отличаюсь от простых оформителей-ремесленников, способных неплохо работать руками, так как по сути занимаюсь художественным проектированием.

 

То есть вы стояли у истоков российского дизайна?

Ну не так громко, конечно. Истоки уже были, нас же чему-то учили! У истоков стояли такие люди, как Александр Родченко, Владимир Татлин, те, кто поднимал ВХУТЕМАС и  Баухауз. Они известны на весь мир. Просто мы попали в безвременье перехода из советской действительности в российские реалии.

 

Но у истоков тульского дизайна вы точно стояли…

С организационной точки зрения, да. В 1996 году я был студентом худграфа Московского педагогического университета. На тот момент его преподавательский состав был едва ли не самым сильным в стране. Мне посчастливилось учиться рисунку у Виктора Гамаюнова, ученика самого Родченко, и Александра Алехина, создателя журнала «Юный художник», живописи – у профессоров Уньковского и Триселёва, по книгам которых преподавание предмета идет до сих пор, истории искусств – у Виталия Серафимовича Манина, в 1970-х возглавлявшего Третьяковку, композиции – у Юрия Назарова, президента Союза дизайнеров России.

В то время я уже серьезно работал в дизайне, был арт-директором тульского издательства «Власта», где мы реализовывали множество творческих проектов. И в какой-то момент, познакомившись с моими профессиональными работами,   Назаров предложил попробовать представить их перед авторитетной комиссией и выступить соискателем на вступление в Союз дизайнеров. Волновался жутко! Мне, 25-летнему юнцу, это казалось просто невозможным. Но все сложилось удачно, и я стал первым туляком, ставшим членом профессионального дизайнерского сообщества.

Вокруг меня всегда были творческие увлеченные люди, и через год мы решили создать в Туле дизайнерскую общественную организацию. Все получилось. Мы объединили, пожалуй, лучших в профессии, создавали уникальные проекты и демонстрировали их на всероссийских и международных выставках, получали призы и общественное признание. Видимо, это стремительное развитие и послужило поводом для того, чтобы в 2011 году российские дизайнеры доверили мне руководство нашим профессиональным сообществом, избрав вице-президентом Союза дизайнеров России.

 

«Ушел, когда всё сказал»

Вам ведь и самому пришлось поработать преподавателем в университете. Что это был за опыт и почему он закончился?

Сказался недостаток времени и… мой характер. Люблю, начав какое-либо дело, доводить его до конца. Я начал плотно работать на кафедре дизайна ТулГУ в 1998-м, привлек туда практикующих дизайнеров, применял новые методики. В 2007 году подытожил свой опыт, написав книгу «Проектирование в графическом дизайне», которая стала первым постсоветским учебником по графическому дизайну, не имевшим политической подоплеки. Помимо общепринятых композиции, шрифтов и цветоведения, в учебнике рассматривались основы брендинга, типографика, проектирование товарных знаков, чего раньше в учебной литературе не было. О рекламе в дизайне студентам не говорил никто. По этому учебнику сейчас ведется преподавание практически во всех вузах России. Издание книги стало для меня логическим завершением педагогической работы. Мне показалось, что я все сказал студентам. Хотя к кафедре по-прежнему отношусь с уважением: она растет, развивается, туда пришло уже новое поколение педагогов.

Кстати, преподавательскую деятельность окончательно я не бросил. Сейчас являюсь председателем ГЭКа в нескольких дизайнерских вузах и техникумах, консультирую и читаю лекции.

 

Вы довольно быстро стали успешным в профессии, учились в Москве, имели таких выдающихся педагогов… А самого не тянуло в столицу?

У меня все сложилось в Туле. Профессионализм позволяет получать «столичную» зарплату, технологии дают возможность работать моей дизайн-студии удаленно. Тульские проекты у нас – лишь пятая часть всего объема работы. В Москву я все равно приехал, но чтобы заниматься организационными вопросами Союза дизайнеров России.

 

«Чем меньше собственного я…»

Отличие художника от дизайнера, на мой взгляд, еще и в том, что если при беседе с художником говоришь только о творчестве, то в разговоре с дизайнером нередко проскакивает тема денег…

Конечно, ведь дизайн – это коммерческое творчество. Я студентам всегда задаю вопрос: зачем вы пришли в дизайн? Если слышу ответ «чтобы сделать мир красивее», то для меня это означает, что человек витает в облаках. Правильнее, на мой взгляд, когда человек говорит, что ему нравится эта работа, что с ее помощью он сможет обеспечить себя и семью. Это наш человек.

Еще одно отличие: художник выражает собственное «я» в своих работах, а дизайнер – коммуникатор. Есть заказчик, у которого есть проблема, и дизайнер ищет кратчайший путь ее решения. И чем меньше там будет собственного «я» дизайнера, тем лучше будет дизайн! Цель – максимально грамотно и эффективно решить поставленную задачу.

 

Вы успеваете реализовывать множество проектов. Один из самых заметных на российском уровне, ставший настоящим тульским брендом, – конкурс товарных знаков «Золотая Блоха», который в прошлом году отметил 15-летие…

Проект возник практически из ничего. Кризис 1998 года, работы нет. Вопреки всему организуем в Туле фестиваль «Живая реклама», показав заказчикам, что дизайн жив. В рамках фестиваля проводим выставку товарных знаков. Через год мне стали звонить дизайнеры из соседних областей, присылать свои работы с просьбой разместить на выставке, которой, собственно, и не планировалось. Пришлось провести новый конкурс, а потом еще и еще. На пятый год я решил, что, если проект так и останется убыточным, я его закрою. Но неожиданно пятый конкурс вышел «в ноль». Это было уже что-то.

Сейчас «Золотая Блоха» – коммерчески успешный, престижный всероссийский конкурс, определяющий ежегодный рейтинг дизайнеров. Участием в нем гордятся. Проект побывал в 32-х городах России, в Белоруссии, Германии, Франции и США. Ежегодно издаются каталоги лучших товарных знаков.

В год своего юбилея 50-ю выставку «Золотой Блохи» мы провели в родной Туле. Из уважения к истокам. Сейчас имеем возможность выбирать места проведения выставок, сопоставляя заявленные приглашающей стороной бюджеты и гонорары. В Туле же, наоборот, предлагают арендовать выставочные площади. В этом году «Блохи» в нашем городе не будет: расписаны все выставки до марта 2016-го…

 

И для души…

Еще одна сторона вашей деятельности – карикатуры. В 2011 году у вас даже вышла книга с «веселыми» картинками…

Это сейчас хобби, так сказать, проект, который идет от души и реализуется исключительно для себя. Я поработал практически во всех местных изданиях – от «Тулы вечерней» и «Коммунара» до «Известий» и «Тульского курьера», постоянно публиковал карикатуры в «Крокодиле», «Комсомолке» и еще в 300 изданиях. Было весело и интересно.

Сейчас это не востребовано. В Интернете полно сайтов, откуда можно бесплатно скачать любую безвестную картинку. Но для себя рисую и по сей день. У меня остался тираж книги, которую я не выкладываю на полки магазинов. Есть задумка презентовать ее на собственной выставке. Даже рабочее название уже придумано – «45». В следующем году мне будет 45, надо отметить этот маленький юбилей, показав публике 45 новых работ. Ведь если Сумарокова-дизайнера знают, то Сумарокова-карикатуриста начинают забывать. Пора бы напомнить о себе!

 

Помимо художественных увлечений, какие у вас еще есть?

Туризм, спорт. Люблю хоккей, но времени на это практически не остается, да и ехать для этого нужно либо в Алексин, либо в Подольск. Но, чтобы помахать веслами, время нахожу. Водный туризм, байдарки – это мое! Даже работу стараюсь спланировать так, чтобы суметь отправиться в отпуск с хорошей командой по новым местам. Мы покоряли Катунь и Чемал на Алтае, прошли полярный Урал, всю Карелию, Белое море. С возрастом, правда, прихожу к тому, что все больше хочется комфорта, хороших стоянок и общения. Последний сплав совершили в августе: прошли от Белева до Мурома по Оке. Неспешно, километров по 60 в день. Нас уже за это обозвали «матрасниками», сплав ведь был спокойный, без экстрима и порогов. Мы посетили старинные русские города: Перемышль, Тарусу, Касимов, Выксу. Самое главное в этих походах – этюдник и отключенный мобильный телефон.

 

В тульском дизайне подрастает новая талантливая смена? Чувствуете, что наступают на пятки?

Однозначно, да! И это очень хорошо, потому что есть стимул не сидеть на месте, развиваться, изучать новые технологии. Учусь постоянно, потому что есть от кого бежать! Сейчас же куда ни ткни – попадешь в дизайнера! Причем дизайнерами себя называют как те, кто окончил какие-то сомнительные трехнедельные курсы, так и люди с несколькими высшими специальными образованиями. Но среди этой массы есть жемчужины, которые неплохо себя позиционируют, много умеют и уже с молодого возраста хорошо зарабатывают. В чем-то им, наверное, проще, ведь в 90-е мы все постигали сами: компьютерную грамотность, основы маркетинга. Но одновременно им и сложнее – высокая конкуренция.

 

Вы нередко выступаете как эксперт, комментируя работы тульских дизайнеров, и порой даете им нелицеприятные оценки. Как не испортить отношения с коллегами в таком относительно небольшом городе, как Тула?

Я стараюсь быть всегда объективным. Коллеги знают меня очень давно, мы разговариваем с ними на одном профессиональном художественно-творческом языке. В своих высказываниях я придерживаюсь предельно корректных формулировок и опираюсь не на личные взгляды, а на общепринятые законы композиции, эстетики и художественной культуры – на те незыблемые законы, по которым живут все. Я не делаю конечных выводов, оставляя их самим авторам.

 

 

Дмитрий ЛИТВИНОВ. Фото из личного архива В. Сумарокова

Категория: Журнал "Тульский ARSENAL" » Интервью

Уважаемый посетитель, просим Вас соблюдать правила нашего сайта.(регистрация необязательна)
Вопросы и предложения направлять по адресу: 71info@mail.ru