0

Настоящий полковник…

Автор: News11 от 6-05-2011, 14:38

Наша встреча с начальником штаба 106-й гвардейской воздушно-десантной Краснознаменной ордена Кутузова дивизии Алексеем Наумцом проходила в Тульском военном госпитале.

Здесь полковник проходит восстановление после нашумевшего ДТП в октябре прошлого года, виновник которого установлен наверняка, а вот причины требуют дальнейшего разбирательства.

Беседовали мы незадолго до 66-й годовщины Великой Победы. Десантник, прошедший Чечню, Абхазию, Грузию. Военный, не бросивший армию в самые лихие и голодные годы. Командир, который шел в бой вместе со своими солдатами. Патриот, для которого слово «Родина» не пустой звук! Мужественный человек. Любящий муж. Настоящий мужчина – такой, каким в принципе должен быть каждый.

И вот с октября прошлого года Алексей Васильевич на койке госпиталя. И не после боя, а после нелепого ДТП. Сначала это был госпиталь имени Бурденко, несколько дней на грани жизни и смерти. Потом долгое лечение в Тульском военном госпитале, которое продолжается по сей день. Кстати, один из заготовленных для интервью вопросов: «Верующий ли вы человек?» – так и остался незаданным. На столе возле кровати полковника стоит икона Спасителя и лежит Новый Завет…

 

Все войны пережиты семьей

Вы в Туле полтора года. Как вас приняли в 106-й дивизии? Скучаете ли по Ставрополю?

Командиром 247-го десантно-штурмового кавказского казачьего полка в Ставрополе я служил до 24 августа 2009 года. Мне было предложено повышение по службе – должность начальника штаба в 106-ю воздушно-десантную дивизию. Конечно, Ставрополь – мой дом. Но там я был начальником другого ранга. В вооруженных силах самые тяжелые должности – это командир роты, командир батальона и командир полка. Ответственность огромная! Ты уходишь со службы, но душой все время там. Любой звонок по телефону – и сердце замирает! Помню, когда я сдал должность командира полка и передал боевое знамя, то пришел домой, лег спать, а наутро сказал жене: «Сегодня я впервые выспался!»

В Туле меня приняли очень душевно. Замечательный, сильный коллектив. Очень ответственные люди. Да и горожане отзывчивые. Хотя не скрою: сердце мое по-прежнему на Кавказе…

Жизнь с переездом сильно меняется. Тяжело привыкать к новым местам?

Все мои перемещения происходят вместе с моей семьей. Поэтому уклад жизни не меняется. Жены военных привыкают к кочевой службе. Половина заслуг мужей принадлежит их женам. А воздушно-десантные войска – сами по себе огромная семья, в которой все друг про друга все знают. И, если ты человек неправильный, тебя жизнь сразу вычисляет, и ты оказываешься за бортом. У нас практически нет случайных людей. ВДВ тем и отличаются от других войск: не важно, где ты служишь, – важно, что ты за человек.

Моя семья меня всегда понимала и понимает. Я приходил и говорил: «Нелли, мне предложили должность такую, что надо будет снова ехать». Она всегда отвечала: «Надо, значит, поедем».

Все войны пережиты семьей. Как командир, который отправлял людей в бой, я знаю, что такое ждать, – лучше бы сам пошел! Так и в семье: сколько в жизни было и войн, и вооруженных конфликтов. Только представьте: как жить в таком ожидании?.. (На этих словах в палату Алексея Васильевича вошла его жена: в госпитале с мужем она находится почти неотлучно. – Ред.)

Когда была грузинская кампания, 20 августа как раз исполнялось 20 лет нашей совместной жизни. И оттуда позвонить нельзя – ни сотовой связи, ни какой другой. Сижу, и мне обидно, понимаете? Первый раз чувствовал себя беспомощным! Из Чечни я звонил, а из Грузии – никак… И тут идет один товарищ-разведчик, а у него спутниковый телефон! Попросил у него и позвонил: «У меня все нормально, передай, что в полку потерь нет…»

Если в семье хорошо, оно и служится легко. Когда со мной случилась беда, Нелли два месяца провела рядом со мной в госпитале Бурденко, не отходя, спала на военной раскладушке. Мы тогда много разговаривали – столько времени вместе мы за всю жизнь, наверное, не провели…

 

К службе сына надо готовить!

– Сын Игорь служит у нас здесь, в тульской дивизии, – продолжил рассказ Алексей Васильевич, – в семье даже вопрос не стоял – служить или нет. Но раз не пошел в военное училище, а оканчивал гражданский институт – все, иди служить солдатом. Он пошел в Тульскую отдельную разведывательную роту. Не в комендантскую, где полегче, не в батальон связи, а туда, где тяжело. И мне это как отцу приятно! Он прыгает с парашютом, стреляет, водит боевую машину. Стал совсем другим человеком. Командир роты им доволен, сыну присвоили звание младший сержант. 22 мая уже увольняется в запас. Все по-честному!  

Сын с четырех месяцев рос с бабушкой – мамой Нелли. Чтобы я обижался на своего ребенка? Такого не было. Он воспитан в духе норм морали советского времени. Я горжусь сыном!

Что вы можете посоветовать новобранцам и их родителям?

Первое – терпения. Во-вторых, в любых условиях надо оставаться человеком. В-третьих, в армии у тебя всего год, и обязанности ты должен выполнить добросовестно.

А родителям будущих солдат хочу сказать: ребенка необходимо готовить к армии. Понятно, что все спортсмены не станут чемпионами мира. Но нужно уметь хотя бы подтянуться, отжаться. Спорт дисциплинирует человека, закаляет душу.

 

В армии все зависит от командира

Служба в десанте сейчас так же популярна, как в былые годы?

Не знаю, популярна она или нет. В армии все зависит от личности, от командира. У молодежи глаза горят, когда им на призывном пункте говорят, что они пойдут в ВДВ. Уже изменилось отношение к армии. Тем более год – это не такой большой срок.

Я доволен своей службой в ВДВ. Конечно, многое пришлось пережить. Лейтенантские 90-е годы оказались лихими и голодными. Нелли была начальником аптеки железнодорожной части. Ей платили зарплату исправно, а нам по полгода не выдавали. Жили на ее зарплату. В это время много народу убежало. Кто-то бандитом стал, кого-то посадили, застрелили… Другая половина искала себя на гражданке, в бизнесе, затем пыталась вернуться назад. Но обратно взяли лишь одного моего подчиненного. Это не практиковалось: в тяжелую годину бросил, а теперь обратно пришел?

Расскажете про войну?

Что про нее рассказывать? Вспоминаешь только хорошие моменты жизни. С мая по октябрь 2000 года был в Чечне. Успешно все прошло, ранений не было, выполнял свой долг. Награжден медалью ордена «За заслуги перед Отечеством».

В Грузии в 2008-м вы тоже повоевали…

247-й десантно-штурмовой полк 8 августа 2008 года в 19.00 получил задачу лично от командующего воздушно-десантными войсками на участие в операции по принуждению Грузии к миру силой. В течение ночи мы собрались и в пять утра начали погрузку. Заходил полк со стороны Абхазии. Первой задачей было выйти в Кодорское ущелье, блокировать его и не допустить выхода оттуда второй пехотной бригады численностью до двух с половиной тысяч человек. Количество личного состава было порядка 400 человек. Мы заперли грузин в ущелье. На третьи сутки к нам вышел пленный гражданский, захваченный сванами еще в 90-х годах. Когда грузины узнали, что пришел десантный полк, они все побросали, переоделись в гражданское и сбежали.

Потом мы заняли город Зугдиди и аэродром Сенаки. Когда нам была дана команда двигаться на Кутаиси, Саакашвили подписал 6-й пункт соглашения по мирному урегулированию конфликта. Нас остановили, и 28 августа мы встали возле Очамчиры. Это была демонстрация силы, боевого присутствия. Все остальные уехали, а мы остались до октября.

Если бы Великая Отечественная война началась в наши дни, нынешняя армия победила бы?

Есть много мнений на этот счет. Я считаю, у нас очень способные люди! Да, тяжело в момент перестройки, реформ. Но ведь и тогда люди шли за Родину! Не за страх, а за совесть били фашиста на своей земле!

Ваши деды воевали?

Дед по отцу воевал, был тяжело ранен под Сталинградом, до 1947 года лежал в госпитале, вернулся и вскоре умер. Мамин дядя погиб в первых же боях.

Вы первый военный в семье?

До меня все были военными врачами – и дед, и дядя.

У вас есть неосуществленная мечта?

Без мечты жить невозможно. На каждом рубеже жизни она своя. Сейчас мечта – просто встать в строй! Я не больной, а временно травмированный.

 

Для справки

Напомним: рабочий выезд в Тулу осенью прошлого года командующего ВДВ генерал-лейтенанта Владимира Шаманова завершился столкновением с вылетевшим на встречную полосу «МАЗом». Шаманов и ехавший с ним Наумец в тяжелом состоянии были доставлены в больницу, водителя Олега Зинеева спасти не удалось. Виновник ДТП – гражданин Таджикистана Довлатшо Эльбигиев – по решению суда получил шесть лет колонии-поселения.

Однако все стороны этого судебного процесса были недовольны приговором. Сам осужденный счел его слишком суровым. А вот полковник Наумец подал кассационную жалобу, в которой было отмечено, что во время следствия и судебного заседания не были учтены все обстоятельства совершенного ДТП.

На момент подготовки номера в печать дело направлено на рассмотрение в Тульский областной суд.

 

Когда случилась беда…

Алексей Васильевич, вы подали апелляцию, потому что считаете наказание слишком мягким?

Не в этом дело. Я не согласен с тем, что Эльбигиев угнал эту машину. Я точно знаю, что он не угнал, а работал на ней. Есть доказательства, но суд не принял их во внимание. Задача сейчас такая: нужна правда!

Кто был рядом, когда случилась беда?

Все воздушно-десантные войска (Улыбается. – Ред.). Мне до сих пор звонят сослуживцы – и бывшие, и нынешние.

 

К беседе присоединяется Нелли:

– В первые дни, когда состояние было тяжелое, из Ставрополя каждое утро звонили, спрашивали, а потом в полку на построении докладывали положение дел. У меня первые дня три телефон вообще не смолкал! Потом, когда Владимир Анатольевич Шаманов уже вставал с постели, утром первым делом заходил к нам в палату. Однажды утром не зашел, я испугалась: что случилось? Оказалось, из-за бессонной ночи просто проспал…

 

Алексей Наумец:

– А сколько людей шли в госпиталь! От генералов до солдат, ведь командующий – непререкаемый авторитет, образец для подражания. Мама одного сослуживца лежала в госпитале, пришла ко мне: «Извините, вы меня не знаете, но мой сын служил в Туле. Когда с вами случилась беда, я пошла в Благовещенскую церковь, заказала службу. И оказалось, что в то утро молебен за ваше здравие я заказывала уже не первая…»  

 

В конце беседы я спросила, когда выписка из госпиталя? «А вот выйдет ваш журнал, тогда и вернусь в строй», – ответил Алексей Васильевич. Журнал вышел! Возвращайтесь в строй, полковник Наумец! Воздушно-десантные войска ждут вас!

 

Блиц-опрос

ВДВ – это…

Жизнь. Семья. Жизнь моя и моей семьи. Командиры, на чьем примере воспитывался.

Любимая книга…

«Белая гвардия», несколько раз ее прочитал.

Любимый фильм…

«Офицеры», «В зоне особого внимания» – благодаря этому фильму я и оказался в ВДВ. Нелли не даст обмануть: я со школы мечтал стать офицером. И ни разу, ни на секунду не пожалел о том, что им стал!

Любимая музыка…

Военно-патриотические, казачьи песни: они о жизни, реальности, подвиге – за душу берут! Еще нравится творчество Юрия Шевчука.

Жизненные принципы…

Когда командовал полком, говорил: «Могу простить все, кроме предательства и трусости. Нет людей, которые ничего не боятся. Но мужчина – это не тот, кто не боится, а тот, кто способен преодолеть свой страх».

Любимый вид отдыха…

Побыть дома с семьей.

Любимое блюдо…

Жареная картошка с соленым огурчиком.

Любимый напиток…

Водка. Хорошая компания, в меру выпитое спиртное под хорошую закуску – почему нет?

Количество прыжков с парашютом…

Сначала я их считал, теперь их около 300, и я сбился.

 

Беседовала Юлия КОПЫТОВА

Категория: Журнал "Тульский ARSENAL" » Интервью

Уважаемый посетитель, просим Вас соблюдать правила нашего сайта.(регистрация необязательна)
Вопросы и предложения направлять по адресу: 71info@mail.ru