0

Братья Запашные: возвращение в Тулу

Автор: News11 от 8-12-2011, 16:09

Братья Запашные: возвращение в Тулу

Знаменитые дрессировщики не были с гастролями в нашем городе с 2001 года. Туляки их ждали – об этом свидетельствуют аншлаги на каждом выступлении. Почему представители одной из ветвей великой цирковой династии так долго к нам не приезжали, Эдгард и Аскольд рассказали нашему журналу в эксклюзивном интервью.

 

Подмосковная провинция

Как вам Тула?

Эдгард: Честно говоря, за десять лет город, увы, не изменился. Например, мы приезжали в Тверь, Рязань спустя три года, и города менялись на глазах. Про Тулу такого не скажешь. Это говорит о том, что прошлый губернатор был не на своем месте, город не живет той жизнью, которой должен жить ближайший подмосковный город. Вроде бы все рядом, а ничего нет… С этой точки зрения хочется пожалеть туляков. Будем надеяться, что с приходом Груздева – человека, во-первых, состоятельного, а во-вторых, не без общения с властью – будут и изменения в лучшую сторону. А пока Тула – обыкновенный провинциальный город. Не хотелось бы так говорить про нее, но приходится.

Аскольд: Не могу лукавить: я знаю состояние городов по всей нашей стране, и они далеки от идеальных. Поэтому хочется, чтобы в 21-м веке мы не катились назад и вспоминали былые заслуги, а продолжали развиваться. Так что Тула – город как город, как все российские города. Зато здесь очень искренняя публика!

Почему вы так давно к нам не приезжали? К этому причастен каким-то образом ваш дядя? (Дядя братьев – знаменитый дрессировщик Мстислав Запашный, с 2003 по 2009 годы занимавший пост директора «Росгосцирка», уволенный по результатам финансовой проверки. – Прим. редакции)

Эдгард: Абсолютно так! У нас три города, в которые мы были невъездные: Краснодар, Сочи и Тула. В Сочи в этом году мы оказались первый раз в жизни, потому что дядя там долгое время был директором. В Туле не были весь срок, что он стоял у власти в «Росгосирке».

Вы сейчас общаетесь с братом и дядей?

Эдгард: В то время, когда мы боролись с его папой, мы боролись не с родственником, а с руководителем. А Мстислав-младший в какой-то степени все равно воспринимал это как борьбу с его папой. И это мешало нам общаться. Сейчас мы все меньше и меньше вспоминаем Мстислава Михайловича как руководителя, потому что он отошел от дел, и Мстислав-младший тоже успокоился. Поэтому, когда мы были на гастролях в Сочи, он пришел на наше шоу, причем привел и папу! После выступления Мстислав зашел к нам за кулисы, посмотрел животных.

 

Цель – миллиард долларов!

Был ли у вас в детстве выбор – становиться цирковыми или нет?

Эдгард: Чисто теоретически выбора не было. Папа намеренно делал из нас артистов.

Не жалели, что не избрали другой путь?

Аскольд: Нет, что вы! Есть просто человеческое любопытство: кем бы я был, если бы моя жизнь сложилась иначе? Я убежден, что человек способен сделать сознательный и полезный для себя выбор, только когда он становится взрослым, после двадцати лет. До этого периода слишком много эмоций и мало знаний о том, как устроена жизнь.

Цирк требует больших вложений труда, здоровья, люди жизни даже теряют! Тем не менее это красивое, великое искусство. Поэтому я искренне считаю себя счастливым человеком. И не вижу надобности в поисках альтернативы, ведь, если бы родители принудили меня чем-то заниматься, а я через определенное время осознал, что мне это неинтересно, тогда да, я бы искал иной путь в жизни. Причем у нас не просто хорошая профессия, она еще и хорошо оплачивается, если человек трудится искренне. Основные жизненные цели человека – благоустройство себя, семьи – здесь обеспечиваются. И помимо этого есть перспективы. Еще один огромный плюс: бесценный опыт передается по наследству! Отец передал нам все то, что умел. Это стало мощным фундаментом, который дает возможность развиваться дальше гораздо более стремительно, чем другие люди.

Эдгард: Я люблю цирк! Это настоящее тяжелое искусство. Здесь пахать надо. Здесь травмы, риски, небыстрый результат. В нашем детстве было тяжелое время для цирка: в государстве дела шли плохо. Но нам повезло – мы смогли развиться, преуспеть, добились, по крайней мере, того, о чем мечтали! Мечты со временем меняются, но то, о чем когда-то с братом мечтали, сегодня почти достигли.

Вы признавались, что ваша пока несбывшаяся мечта – попасть в Книгу рекордов Гиннеса как дрессировщики-миллиардеры. Это реально в нашей стране?

Эдгард: Конечно, реально! На сегодняшний день мы с братом – один из коллективов, который артистам платит намного больше, чем другие коллективы.

И это неудивительно!

Эдгард: Это неудивительно, но приятно!

Вас очень любит пресса. Вы – частые участники различных шоу и телепроектов. Ваша медийность – дело судьбы или продуманный ход?

Эдгард: Абсолютно продуманный! Это не дело случая, что почему-то вдруг нас с братом стали показывать, как произошло с Артуром Багдасаровым, когда тигр его сильно порвал, и тут вдруг СМИ узнали, что есть еще дрессировщики в нашей стране. Причем до этого Багдасаровы всегда хорошо работали: Карина – самая молодая дрессировщица хищников в истории российского цирка, например, но до поры до времени пресса на них просто не реагировала.

Нет, мы с братом намеренно работали над тем, чтобы пресса нас знала. Мы и сами звонили в редакции программ, и проводили какие-то акции, и намеренно создавали информационные поводы. Тот же прыжок на льве, попавший в Книгу Гиннеса, в большей степени был сделан для того, чтобы на нас обратили внимание. Потому что само название – Книга рекордов Гиннеса – уже обязывало прессу. Хотя к тому времени мы с братом уже выиграли два цирковых фестиваля, но по этому поводу написали лишь две небольшие заметки в разделе «Культура» в газетах местного значения. И мы понимали, что надо каким-то образом попадать к Малахову в «Большую стирку»!

Самые дорогие победы, награды, титулы?

Эдгард: Недавно водил кого-то по дому, лишний раз взглянул на свои награды и не могу сказать, что какая-то мне недорога. Их много – как цирковых, так и не цирковых. Но самая титульная – конечно же, Книга рекордов Гиннеса. Звание заслуженного артиста России, даже народного, менее громко звучит, чем Книга рекордов Гиннеса! Если я скажу об этом в Лаосе, люди это оценят, а звание заслуженного артиста ни о чем им не скажет.

Аскольд: Одна из самых дорогих побед – когда мы первый раз победили на международном конкурсе в Ярославле где-то в 1996/97 году. Был большой триумф!

А потом победами стали наши проекты. Они все разные, ведь часто бывает, что мечты так и остаются мечтами. И когда у тебя получается что-то сделать так, что восхищает публику, то это большая победа.

 

Братство

У вас друг с другом бывают ссоры и разногласия?

Эдгард: Конечно! Слава Богу, мы не ругаемся уже месяца четыре. Но, если ругаемся, тут и драка может иметь место. И мы не стесняемся в этом признаваться! Но все – по работе.

Но Аскольд вроде бы такой мягкий, спокойный…

Эдгард: Да, но у меня получается вывести его из себя!

Трудно все время быть вместе? Ведь у вас даже дом общий!

Эдгард: Нетрудно. Кроме общего дома, у нас еще квартира есть. И брат иногда там живет с семьей. Как-то уживаемся. Мы в одной четырехкомнатной квартире жили лет десять с двумя собаками, и все мирно было. Мы научились прощать – это самое главное.

Аскольд: Я вообще все в жизни рассматриваю с двух ракурсов. Главное – понять, какой преобладает. Конечно, у нас бывают ссоры, непонимание. Я вообще против конфликтов, но, тем не менее, у нас, кроме общей жизни, еще и творчество общее. А значит, очень много точек соприкосновения, где у каждого может быть свое мнение. В творчестве возникает много разногласий именно из-за того, что у каждого своя точка зрения. А там – эмоции, обиды, и пошло-поехало…  

Но, с другой стороны, творческие разногласия не могут сравниться с таким огромным плюсом, как братские взаимоотношения. И наш успех с братом стал возможен именно благодаря нашему дуэту! Родители с детства нас воспитывали, что наша сила в единстве. И я это прекрасно понимаю. И не только потому, что нас так воспитали. Я действительно вижу, каким образом родная кровь помогает. Доверять что-либо, а тем более – доверять свою жизнь, очень сложно человеку, не родственному по крови и духу.

Аскольд, вам хватает времени на семью, на детей?

Не столько, сколько хотелось бы, но хватает. Я умею рационально распределять свое время. Семья со мной ездит на гастроли. Но в Туле они не со мной только по одной причине: у Элен ординатура, ей надо обязательно закончить обучение, и сейчас у меня есть не только возможность, но и необходимость постоянно мотаться в Москву, поэтому каждую неделю я там провожу один-два дня, так что мы видимся. Плюс современные технологии дают много возможностей для частого общения! Когда у жены закончится обучение, семья будет всегда ездить со мной.

Эдгард, у Аскольда двое детей. Вы же – старший брат, но еще не женаты. Когда же женится один из самых завидных холостяков страны?!

Это самый популярный вопрос, но я не готов на него ответить. Не знаю!

 

Звериный вопрос

Вы больше любите кошек или собак?

Аскольд: Собак.

Эдгард: Однозначно – собак.

А работаете – с кошачьими…

Эдгард: Я в тиграх не вижу тех кошек, о которых вы говорите. Тигры гораздо умнее, гораздо опаснее. Они гораздо выше интеллектуально.

Собаки сейчас есть?

Аскольд: Увы, нет. И жена просит, и сам очень хочу, чтобы была дома собака. Но сейчас я слишком перегружен, с точки зрения обязанностей, ответственности, забот. Двое детей плюс подготовка нового шоу. А собака, в отличие от кошки, требует постоянного выгула.

Эдгард: У меня была дворняжка Годзилла, прожила 11 лет, увы, умерла. Сейчас думаю снова завести собаку.

Какую?

Эдгард: Того же Годзиллу или собак, которых пристраивал в добрые руки, я находил или они сами на улице попадались. Такое было много раз в моей жизни. Так что специально поехать и купить – нет такого желания. Вот если на улице увижу, то подберу!

Несколько наивных вопросов. Медведей почему не дрессируете? Они же вроде считаются самыми опасными хищниками.

Эдгард: Медведи – одни из самых опасных, хотя по статистике наиболее опасными являются слоны. Другое дело, что слонов в нашей стране не так уж много. Но слоны, хищники из семейства кошачьих и медведи – самые опасные. А не дрессируем медведей потому, что они есть почти в каждой программе. Повторяться не хочется. Я мечтаю поработать с белыми медведями. Они – большая редкость, и по габаритам гораздо больше.

Когда Юлий Гусман вас снимал, ваша мама сказала, что, если вы будете стоять спиной к тиграм, они вас разорвут. (Накануне нашего интервью в тульском цирке проходили съемки нового фильма Юлия Гусмана «Не бойся, я с тобой – 1919». Эдгард там играет роль ученика Сан Саныча. На манеже снимали эпизод, где герой Запашного – на арене с шестью тиграми. Татьяна Запашная – вдова Вальтера Запашного, директор «Цирка братьев Запашных» – ассистировала сыну на съемках. – Прим. редакции) Какое время можно без опаски находиться спиной к хищникам?

Эдгард: Даже полсекунды – уже опасно! Все-таки они понимают, что я в это время их не контролирую. На время съемок брат и мама стали моими глазами на тот период, пока я их не видел. Но на чемпионское время я никогда не стоял.

Почему тигры подчиняются?

Эдгард: Потому что мы можем «залезть» в их голову. Можем рассказать, на каком языке надо общаться с хищником, чтобы он тебя понял. Потому что мы можем объяснить ему, что мы умнее его, морально сильнее. К тем людям, которые говорят, что подчинить можно только насилием, у меня вопрос: а как подчинить насилием 5-тонного слона? А 20-тонную касатку?

Современная дрессура основана на общении, на большом совместном времяпрепровождении, на работе с детства. Звери попадают к нам малышами: кто-то рождается у нас, кого-то покупаем. У нас сейчас есть 6-месячный белый тигренок, которого мы привезли из Екатеринбургского зоопарка. Так я с ним по два раза в день репетирую, прихожу к нему, кормлю, общаюсь, играю с ним. Выпускаю к другим животным. Знакомлю с взрослыми тиграми, чтобы они его с детства приняли, потому что это тоже одна из главных задач, иначе до убийства, не дай Бог, может дойти: все-таки тигры – животные не семейные. В воспитании получается такой синтез: времяпрепровождение, любовь, ответственность, правильные наказания.

Воспитать тигра – это как воспитать ребенка. Можно все сделать правильно и неправильно. Есть дети, которых бьют с детства, и такой ребенок вырастает, который любит своих родителей больше, чем кого-либо, потому что знает: ему тогда за провинности правильно дали затрещину. А есть дети, которых захваливают, воспитывают в ласке, а они вырастают – и убивают своих родителей, потому что не знают грани, им чуждо уважение, у них нет боязни перед чем-то плохим. Воспитание животного – то же самое: правильно воспитать – целая наука. У каждого из нас свой результат. Есть «профессиональные» родители, а есть те, кто пустил все на самотек. Мы, будучи взрослыми, теперь можем сказать, какие ошибки совершали родители или где они поступили правильно. Мне папа врезывал иногда, и я даже благодарен ему за все те синяки и ссадины, которые он мне оставлял. Все было абсолютно по делу! Иначе, зная свой характер, я вырос бы беспредельщиком. Есть дети, которые ищут приключений все свое детство, которые склонны к разрушениям, я рос именно таким…  

Вы и сейчас весьма темпераментны!

Эдгард: Да, но сейчас я отвечаю за свои действия. А в детстве этой грани не существует. И с животными то же самое. К каждому нужно подходить индивидуально. Изучать его фобии, смотреть, что он любит, что нет, чего боится, чего не боится. Общие правила дрессуры есть, но из этих общих правил есть одно самое главное – относиться к каждому животному индивидуально!

Тигры для вас в дрессуре первичны или нет?

Эдгард: Мы работаем не только с тиграми. Есть у нас лошади, обезьяны, собаки, попугаи. Главное, чему мы научились, – не лезть туда, в чем сами не понимаем. Есть люди, которые, добившись результатов с собаками, вдруг думают, что они того же самого могут достичь в работе с лошадьми, не понимая при этом, где у лошади колено – а колено у лошадей есть только на задних ногах. Не надо лезть туда, чего не знаешь! Нужно все изучать! И опять же – ответственно относиться к животным.

Ваш тигр Мартин уже стал легендой, звездой кино и телевидения. Вы называете его доброту патологией?  

Эдгард: То, что он добрый по отношению к нам, – это уже патология! Это же хищник, он должен убивать, охотиться, не подпускать к себе представителей других видов. А Мартин совершенно иной. И он такой один! Второго такого в нашей стране не найти. Есть у кого-то полуручные животные, которых дрессировщики трогают. Но такой Мартин, который позволяет взять себя на поводок и повести куда угодно, – крайняя редкость. Нам крупно повезло!

И тем не менее он живет в клетке, а не у вас дома, и вы не ходите с ним в народ…

Эдгард: Тигр все равно будет оставаться тигром. И, если я возьму его к себе домой, он разрушит этот дом. Он большой ребенок, который будет все ломать и крушить.

Сколько у вас сейчас хищников?

Эдгард: Двенадцать – в работе: это девять тигров и три льва. За кулисами – тигренок и два льва. Лев уже отработал свое, хоть он и молодой: он делал ровно один трюк – это тот лев, которого я таскал на плечах. Но после четырех операций на правом колене доктора мне порекомендовали этот трюк не выполнять. Поэтому больше нет смысла брать его в работу.

Куда деваются животные на пенсии?

Эдгард: За последнее время мы одного тигра сдали в Липецкий зоопарк, одного – в частный зоопарк в Джубге. Мстислав Запашный-младший нам порекомендовал этот зоопарк: он сам туда сдал двух своих животных.

Вы помните свои впечатления, когда впервые оказались один на один с хищником?

Эдгард: Не помню.

Аскольд: А я помню. Это было, когда тигры случайно выходили из клеток. Один на один с хищником я оказался лет в 15-16. До этого и раньше мы входили в клетку при отце: он нас так баловал – это было, конечно, нарушение техники безопасности. Сапожник без сапог не может быть, поэтому и бывают такие нарушения. Мы в цирке проводим круглые сутки, поэтому обязательно наступает день, когда либо сам попросишь, либо тебе предложат войти в клетку с хищником.

Но было не очень страшно. Я тогда еще не осознавал реального риска. Человек в детстве не очень понимает всех опасностей и лезет на рожон, пока не обожжется. Это взрослые становятся параноиками: чем больше травм ты получишь, чем больше насмотришься на чужие трагедии, как люди погибают или травмируются, тем осторожнее становишься. А в детстве все было иначе…

 

Российский цирк: быть или не быть?

Эдгард, недавно, рассказывая о своем новом шоу «Легенда», вы не совсем добрым словом упомянули знаменитый на весь мир Цирк Дю Солей. Неужели он действительно может поглотить наш шоу-бизнес?

Агрессивной политики с их стороны нет. Они не захватывают и не уничтожают. И такое вряд ли возможно, потому что это чужая для них страна. Другое дело, что они очень богатые. Это – «Кока-кола», которая сразу крепко и везде вошла на рынок, и у нее есть возможность все скупать. Скупать маленькие заводы, перестраивать их под себя, уничтожая брэнды, то есть освобождая рынок. Вот Цирк Дю Солей – это цирковая «Кока-кола». Это великолепный цирк, мощное цирковое государство со своей историей. За 25 лет они сделали очень многое. Другое дело, что и в нашей стране за последние 10-15 лет появилась возможность строить шоу-бизнес, потому как раньше это был не шоу-бизнес – его представляла только эстрада. Братья Сафроновы как иллюзионисты только становятся на ноги, Илья Авербух только-только начал прогрессировать в плане постановки новых шоу, телепроектов, его стали знать люди, с уважением относиться к его продуктам. С приходом Цирка Дю Солей появился большой риск все это потерять, потому что они ведут грамотную политику, у них хорошее правительственное лобби. Наше правительство поддерживает Цирк Дю Солей, и при этом, по моему мнению, никак не поддерживает наш цирк и вообще все наше искусство. Мэр Москвы встречается с верхушкой Цирка Дю Солей.

А с верхушкой Росгосцирка?

Официально нет – по крайней мере, на сайте мэрии Москвы мы такой информации не встречали. А про Цирк Дю Солей расписано с удовольствием: и землю дадим, и инвесторов поможем найти. Но они-то нам в Монреале не дадут построить цирк! А вот мы почему-то даем такую возможность. Я считаю, это неправильно…

Цирк Дю Солей показал, что сегодня он является самой мощной индустрией развлечения. Он интегрировал в мир. Он сделал то, что не делал и не делает «Союзгосцирк», а теперь «Росгосцирк». Имея великолепную базу артистов, имея в свое время поддержку государства, мы остановились на уровне своей страны и выездов за рубеж, которые полностью зависят от иностранных импресарио – позовут или не позовут. Цирк Дю Солей не ждет, когда его позовут – он сам едет. И они это организовали великолепно! Я считаю: у нашего цирка все еще есть шанс создать альтернативу Цирку Дю Солей, потому что российский цирк гораздо мощнее и самое главное – он не зажат в рамки. У Дю Солей есть некий имидж – цирк без животных. Есть некий стиль – странного цирка. И они уйти от этого образа не могут. Если они это сделают, зритель их не поймет. А российский цирк может делать все что угодно! Хочешь – выходи с лампочкой на голове, хочешь – в русском народном костюме. И это будет говорить о многогранности нашего цирка.

Другое дело, что было бы правильно, если бы государство нам помогло. И политически, что очень важно, и финансово. И тогда наш цирк мог бы быть таким же миллиардером. И у всех есть шансы на это!

 

История династии Запашных

Запашные – династия укротителей, вольтижеров (наездников, совершающих трюки при движении лошади по кругу), акробатов, гимнастов. История династии началась в 1882 году. Родоначальником считается клоун и музыкальный эксцентрик Карл Томсон, выступавший под псевдонимом Мильтон. Его дочь с 15-ти лет выступала в качестве наездницы и гимнастки. Сегодняшнюю фамилию подарил династии муж Лидии – Михаил Запашный. Он не имел цирковых корней и пришел на манеж, сменив на него работу портового грузчика.

Запашный не захотел возить своих пятерых детей с собой на гастроли: он мечтал о другой для них жизни, далекой от цирка. Однако во время Великой Отечественной войны в Саратове началась цирковая карьера следующего поколения Запашных. Не хватало денег на жизнь, и 16-летний Вальтер с 6-летним Мстиславом подготовили акробатически-трюковой номер и стали выступать с матерью.

Тогда на афишах впервые появились слова «Братья Запашные» – это были сыновья Михаила: Вальтер, Мстислав, Игорь. Братья пробовали себя в большинстве цирковых жанров. И всегда находили что-то новое, ставили уникальные трюки. В 1954 братья Запашные выступили в амплуа акробатов-вольтижеров. Позже Вальтер и Мстислав Запашные стали выступать раздельно, причем оба – в дрессуре.

Мстислав Запашный параллельно с работой в цирке закончил ГИТИС и стал режиссером цирковых программ. Занимал пост директора «Росгосцирка». Создал уникальный спектакль «Слоны и тигры», в котором враги джунглей впервые были объединены в одной клетке. Сын Мстислав – также дрессировщик хищников.

Вальтер Запашный долгое время работал со львами и тиграми. После 70 лет ушел на пенсию, передав свой аттракцион сыновьям – Эдгарду и Аскольду. Его старшая дочь Марица – тоже дрессировщица. Умер Вальтер Михайлович в 2007-м году на 80-м году жизни. Его вдова Татьяна – директор «Цирка братьев Запашных».

 

А знаете ли вы, что…

• Вальтер Запашный произвел на будущую жену неизгладимое впечатление, когда пришел на свидание с тигром на поводке.

• Будущее Эдгарда и Аскольда Запашных было фактически предопределено до рождения. И необычные имена были им даны именно с расчетом на грядущую звездную карьеру в цирке.

• Братья Запашные дважды входили в Книгу рекордов Гиннеса. Сначала – с рекордным прыжком на льве. И совсем недавно – с уникально высокой колонной из трех человек на скачущих лошадях.

• Стоимость каждого проекта братьев Запашных – до 10 млн евро.

• Недавно Эдгард Запашный написал детскую книгу «Мои друзья тигры». Ее читают с удовольствием и дети и взрослые.

• Супруга Аскольда Запашного Элен – израильтянка. Она не из цирковой династии.

• Дочки Аскольда Запашного тоже получили необычные имена – Эльза и Ева. У них, как и у папы с дядей, разница в возрасте тоже 1 год и 2 месяца. Папа не скрывает, что девочкам также уготована цирковая судьба, но с правом на выбор.

 

Из нашего досье…

Эдгард и Аскольд Запашные

Заслуженные артисты России

Лауреаты национальной премии «Циркъ» и премии Правительства Москвы

Обладатели четырех «золотых» наград международных цирковых фестивалей

Дважды рекордсмены Книги рекордов Гиннеса

В 2009 году – члены жюри 34-го Международного фестиваля циркового искусства в Монте-Карло

Авторы и продюсеры цирковых проектов «Цирк братьев Запашных», «Камелот-1» (2008), «Садко» (2009), «Камелот-2. Наместник богов» (2010), «Легенда» (2011).

 

Блиц-опрос

Эдгард Запашный родился 11 июля 1976 года в Ялте

Рост 189 см

Образование: высшее (Московский институт предпринимательства и права)

Любимое занятие: футбол

Любимая еда: суп харчо

Любимый напиток: сладкий чай, вишневый сок

Любимая музыка: рок

Любимый фильм: комедии Леонида Гайдая

Любимая книга: «Код да Винчи» Дэна Брауна

Любимый праздник: Новый год

 

Аскольд Запашный родился 27 сентября 1977 года в Харькове

Рост 177 см

Образование: высшее (ГИТИС, режиссер)

Любимое занятие: компьютер

Любимая еда: салат «Оливье»

Любимый напиток: вишневый сок, кофе капучино

Любимая музыка: рок

Любимый фильм: «Триста спартанцев», «Назад в будущее»

Любимая книга: «Оно» Стивена Кинга

Любимый праздник: Новый год

 

Беседовала Юлия КОПЫТОВА. Фото из личного архива братьев Запашных


Категория: Журнал "Тульский ARSENAL" » Интервью

Уважаемый посетитель, просим Вас соблюдать правила нашего сайта.(регистрация необязательна)
Вопросы и предложения направлять по адресу: 71info@mail.ru